Вспоминают наши ветераны. К 50-летию ГКб № 40

Вспоминают наши ветераны. К 50-летию ГКб № 400

Егоров Александр Григорьевич, врач-инфекционист, заведующий инфекционным отделением № 2: « Я пришёл в больницу в 1984 или 1985 году. Все корпуса были уже построены и функционировали, как положено.

Знаю, что раньше инфекционные болезни лечили в старом трёхэтажном корпусе. Туда же в 1979 году привозили больных сибирской язвой. Та эпидемия остро поставила вопрос о строительстве специализированного корпуса для борьбы с особо опасными инфекциями. Так появился нынешний корпус, в котором все отделения и палаты имеют автономную очистку воздуха. При необходимости мы можем отсечь блок и тем самым изолировать больных. На первом этаже — медицинские боксы, имеющие вход с улицы.  

В старом корпусе на 1-м этаже были боксы по 4 койки в каждом. В палатах могли одновременно лежать 5—6 больных. В нынешнем корпусе палаты на 4 койки, а боксы — на одну.

За прошедшие годы структура инфекционных болезней, конечно же, изменилась. В 1980-е был подъём острых кишечных инфекций, в частности, сальмонеллёза и дизентерии. У детей часто встречалась корь и менингококковая инфекция. Сейчас это — единичные случаи. Брюшного тифа лет 5—7 не было.

Зато стало больше экзотических болезней, которые привозят из разных стран — международный туризм набирает обороты! Экзотику везут в основном из Вьетнама, Таиланда, Индии, Лаоса, Камбоджи.

Малярию почти ежегодно лечим. Первые случаи были в 1990-е, когда наши новоявленные нувориши начали выезжать на сафари. Болели малярией и лётчики, выполнявшие рейсы в Африку.

Доводилось сталкиваться с лихорадкой Денге и холерой. Мы работаем в связке с санитарными врачами и всегда в курсе эпидситуации в городе и области, знаем, что происходит в других регионах РФ и за границей.

Больше стало ВИЧ-инфицированных. Раньше мы вообще не знали, что это такое. Сейчас для таких больных предусмотрено отдельное отделение. Впрочем, сегодня от ВИЧ-инфекции выпускают много препаратов, и если пациент заинтересован, то может жить с этой инфекцией долгие годы и умереть потом от чего угодно, но не от СПИДа.

Когда начинали работать в новом корпусе, здесь было 210 взрослых коек. Сегодня — 180. Это не потому, что люди стали меньше болеть. Просто некоторые болезни стало возможно лечить амбулаторно. Прежние антибактериальные препараты сильно уступали в эффективности современным. А пробиотиков и пребиотиков не было вообще. Сейчас — огромное количество. Мы назначаем их беременным, которые поступают к нам с кишечным синдромом. Благодаря этому, можно в отдельных случаях обойдись без антибиотиков, которые данной категории принимать нежелательно. Впрочем, на современные антибиотики негативные реакции бывают редко. Как и на современные инфузионные растворы.

Лабораторная диагностика могла определить раньше только бактериальные инфекции. К примеру, мы не могли подтвердить вирусную диарею, доля которой в структуре кишечных инфекций доходит до 70%. Догадывались о её наличии по клинической картине. Сегодня существует ПЦР-диагностика.

Бактериальный анализ готовится от 3 до 5 дней. ПЦР — в течение суток. Утром отнесли в лабораторию, после 15.00 уже получаем результат. Спасибо системе «Алиса».

Оперативно поставить правильный диагноз помогают сегодня современные рентген-аппараты, аппараты УЗИ и КТ. Допустим, привозят пациента с симптомами менингита, а на КТ видно, что здесь инсульт.

В нашем распоряжении есть защитные одноразовые костюмы, которые хорошо дышат и не пропускают инфекцию. Мы надеваем их во время тренировок. Раньше использовались защитные костюмы первого типа, в которых нереально было провести даже три часа. Тренировки же, во время которых мы разворачиваем инфекционный госпиталь, проводятся ежегодно.

В «сороковой» прежде базировалась кафедра инфекционных болезней мединститута, и по любому сложному случаю проводился консилиум с участием акушеров-гинекологов, дерматологов и фтизиатров. В многопрофильной больнице не было проблемой пригласить для консультации любого специалиста. Теперь невролог, терапевт и фтизиатр работают у нас на постоянной основе.

Начинал я при Ганрихе Гатиче Каюмове — очень грамотном враче и администраторе. Он никогда не кричал, говорил тихо, спокойно, но по существу. И всегда прислушивался к проблемам отделений. Если надо было принять врача, помогал его обустроить, обеспечить жильём при необходимости. У нас было своё общежитие, и приезжему специалисту при содействии Генриха Гатича всегда выделялась отдельная комната.

Все праздники тогда отмечались в коллективе. И Генрих Гатич мог прийти без предупреждения и поздравить коллег. При нём много занимались спортом. В бывшем инфекционном корпусе даже стоял теннисный стол. А в местной школе мы бесплатно арендовали спортзал, где играли в футбол и волейбол.

Раньше вообще проще было договориться с директорами учреждений и предприятий. К руководству заводов ходили запросто, просили помочь с ремонтом. И нам помогали: кто стройматериалом, кто мебелью…»

Источник


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*